фотообои дождь

Братья ГРИММ

Соломинка, уголек и боб.

В одной деревне жила бедная старушка. Она принесла домой бобов на похлебку и собиралась сварить. Затопила она плиту и, чтобы огонь поскорее разогрелся подбросила в топку соломы. Когда старушка высыпала бобы в котел, один боб незаметно для нее, упал на пол рядом с валявшейся на полу соломинкой. Вскоре из топки вывалился тлеющий уголек и очутился по соседству с соломинкой и бобом. Вот соломинка и говорит:

- Дорогие друзья, откуда вы и как попали сюда ?

- Мне посчастливилось из огня выскочить, - ответил уголек, - и если бы я силой не добился своего, сгорел бы я дотла.

- Мне тоже посчастливилось выбраться и спасти свою шкуру, - проговорил боб. - Если бы старуха бросила меня в котел, я разварился бы там в кашу, как и остальные мои товарищи.

- А разве моя судьба была бы слаще! - воскликнула соломинка. - Всех моих сестриц старуха в огонь и дым превратила. Шестьдесят сразу схватила она и погубила. Мне одной к счастью, удалось проскользнуть у нее между пальцев.

- Что же нам предпринять? - спросил уголек.

- По-моему, - произнес боб, - раз уж нам удалось избежать смерти, будем как добрые товарищи держаться друг друга, а что бы нас здесь не настигла новая беда, отправимся вместе в другую страну.

Предложение это пришлось остальным по душе, и они все вместе двинулись в путь.

Вскоре, однако, дорогу им пересек небольшой ручей, а так как не было через него ни моста, ни перекладинки, они остановились, не зная, как им перебраться на другую сторону.

- Знаете что? - предложила соломинка. - Я лягу поперек, а вы по мне перейдете, как по мосту.

Протянулась соломинка с одного берега на другой, и уголек, у которого нрав был горячий, храбро зашагал по вновь выстроенному мосту.

Но дойдя до середины и услышав, как под ним шумит вода, он вдруг оробел, остановился и не решился двинуться дальше.

А соломинка от жара загорелась, переломилась пополам и упала в ручей.

Уголек покатился вслед за ней и, попав в воду, зашипел и испустил дух.

Боб, оставшийся из предосторожности на берегу, расхохотался глядя не происходящее, и никак не мог перестать хохотать, пока от смеха не лопнул. И ему, таким образом, также пришел бы конец, если б на его счастье, у ручья не присел бы отдохнуть странствующий портной. Сердце у портного было жалостливое, достал он иголку с ниткой и заштопал бобу его кожуру.

Поблагодарил его боб от всей души, но так как нитки у портного были черные, то с тех пор у всех бобов сбоку черный шов виден.