Славянские народные сказки

Не любо - не слушай

Один пан от скуки любил слушать сказки. Раз позвал тот пан мужика, насыпал полную тарелку золота и говорит:
- Позабавь меня небылицей. Расскажешь такую, чтоб я сказал: лжешь! - твое золото. Не сумеешь - прикажу всыпать тебе на конюшне двадцать плетей.
- Ладно, - говорит мужик. - Попробую, - и начал:
- Чего только, паночек, на свете не бывает! Нанялся я раз к одному пану пчел пасти. А было у того пана пятьдесят роев.
Каждый день утром их надо было пересчитать и выпустить на работу. А как вернутся, снова пересчитать, выдоить и в улья загнать.
Свет велик, может, и правда, - говорит пан.
Поглядел мужик на золото, почесал затылок и дальше рассказывает.
- Раз выпустил я тех пчел в поле. Вернулись пчелы домой - двенадцать штук не хватает. Что делать? Может, где в болоте завязли?
Кинулся я их искать. Иду по полю - летят мне навстречу одиннадцать пчел, окровавленные, пораненные. А двенадцатой нет как нет. Иду я дальше. Вижу за рекой стадо волков окружило мою пчелу и душит. Побежал я пчеле на помощь. Добежал до реки - нет перевозу. А вижу одолевают волки мою пчелу. Схватил я себя за волосы и перекинул на другой берег.
- Может быть, - говорит пан.
- С разгону упал я на землю, да и увяз по пояс. Я туда, сюда не вылезти. Что делать? Сбегал я домой, взял заступ, откопал себя и бросился пчеле на помощь.
- Свет велик, может и правда!
- Подбежал я к пчеле, отогнал волков и вижу, что ей уже не жить: с боков мясо лоскутами болтается.
Недолго думая я - раз ее ножом по горлу и прирезал. Разрубил я пчелу на куски, взвалил на плечи и понес домой. Принес домой - двенадцать бочек мяса насолил.
- Может быть!
- Тут я вспомнил, что оставил кости на поле. Ну, думаю, изругают меня косари! Брошу я лучше те кости в реку!
Прибежал я на поле, стал поднимать хребет с ребрами. Поднял да как брошу! Думал упадет тот хребет с ребрами в реку, а он одним концом на земле стоит, а другим в небо уперся.
- Свет велик, может и правда!
- Полез я по тем ребрам, как по лестнице, на небо. Лез, лез и, наконец, добрался. Слышу в одной хате пирушка, святые гуляют, пьют водку, скоромным закусывают и песни поют.
Ну, дума, с пьяными не вяжись, а то еще бока намнут, - и пошел дальше. Иду и вижу - стоит хата и дверь настежь. Вошел я в хату и вижу - лежит святой под лавкой, пьяный, а рядом с ним золотая шапка, дорогим каменьем расшитая. Я схватил ту шапку да бежать.
А святой прочухался, видит - нет его шапки и понял крик. Бросились за мной святые вдогонку.
Бегу я и никак не найду того места, где хребет стоял. Что тут делать? Вижу веревка лежит. Привязал я веревку к дереву и стал с неба вниз спускаться.
- Может быть!
- Спустился я на землю, огляделся кругом - не наша это земля. Ну, думаю, попал я наверное в самое пекло. Иду дальше и вижу... Ваш батько, покойный пан оборванный, обшарпанный, свиней пасет...
- Лжешь, хам! - закричал пан.
- Уговор - дороже денег, - сказал мужик, взял тарелку с золотом и пошел не спеша домой.